Parakstīties jaunumiem pa e-pastu!
Piekrītu tam, ka mani personīgie dati tiks ievākti, apstrādāti un glābāti www.gestalt.lv mājaslapas sistēmā.

''Mums katra diena ir jāuzskata par zudušu, ja tajā neesam vismaz reizi dejojuši. Un katra patiesība mums jāuzskata par aplamu, ja to nepavada vismaz vieni smiekli.'' Frīdrihs Nīče



Гештальттерапия Ф.Перлса и холистический архетип

Авессалом Подводный

…В той культурно-психологической программе, которую нам в ХХ веке предложила западная психология, важное место занимает Фриц Перлс. Подход, который он использовал и пропагандировал, он называл гештальт-подходом и гештальт-терапией. Собственно, термины эти ввел не он, не он придумал гештальт-терапию, но он этот подход активно использовал. Что означают эти слова, я расскажу чуть позже, а сначала немного о самом Ф. Перлсе.

Фриц (Фредерик) Перлс (иногда пишут Перлз) родился в Берлине в 1893 году, когда в небе (кто помнит?) стояло соединение Нептуна и Плутона в Близнецах. Младенец появился на свет в мелкобуржуазной еврейской семье. Ребенком Фриц был непростым, по крайней мере, для своих родителей: часто с ними ссорился, его выгоняли из школы, два раза он оставался на второй год, во втором классе и в седьмом. Тем не менее, он, закончив школу, получил затем высшее образование, специализировался в психиатрии, защитил докторскую диссертацию. В 1927 году он переехал в Вену, где началось его психоаналитическое обучение. Его анализировал Вильгельм Райх, один из самых известных психоаналитиков, который, кстати говоря, является основоположником телесно-ориентированной психотерапии ХХ века. В 1933 году, когда Гитлер пришел к власти, Перлс оказался одним из немногих евреев, которые хорошо ощутили эту ситуацию: в частности, он говорил своим друзьям, знакомым и родственникам, что нужно срочно эмигрировать, причем по возможности подальше: “Через некоторое время никакое расстояние не покажется вам чересчур далеким”, – предсказывал он. Друзья и родственники его не послушались, за что многие поплатились впоследствии своей жизнью, а Перлс эмигрировал сначала в Голландию, а потом в Южную Африку, где основал Южно-Африканский институт психоанализа. Интересно, что английский язык Перлс выучил на корабле, уносившем его из Голландии в Африку. Не знаю, насколько вы представляете себе, что такое вести с клиентами разговоры, психологические в особенности, не зная соответствующего языка. Так вот, Перлс погрузился на корабль, не зная английского языка, а сошел с него, зная английский настолько, что смог “анализировать” местное население, нуждавшееся в психологической помощи. У него были сложные отношения с Фрейдом. Он считал себя его учеником, и Фрейд был для него чем-то вроде отцовской фигуры. Встретились они один раз, когда Перлс был уже известным психологом, но Фрейд не обратил на него никакого внимания, и это для Перлса оказалось тяжелым переживанием. Однако он это пережил, много путешествовал по миру, переехал в Лос-Анджелес, а в начале 60-х годов стал работать в Исаленском институте в Калифорнии, очень знаменитом месте, одном из центров тусовки New Age (Нового Века) тех лет, где он был одной из центральных фигур американского направления гуманистической психологии. До конца своей жизни он вел там психологические группы и семинары и пользовался чрезвычайным авторитетом; умер в 1970 году.

У него учились и много наблюдали за его работой основатели ныне популярной в Америке школы нейролингвистического программирования (НЛП) Джон Гриндер и Ричард Бэндлер, и многое в своей теории они у него взяли один к одному. С другой стороны, у самого Перлса был достаточно длинный пусть в психологии. Начинал он с модного тогда психоанализа. На склоне лет он интегрировал в свой метод некоторые практики восточной эзотерики, что для присутствующих здесь никакой экзотикой не является, поскольку в Россию это пришло сильным потоком, особенно после книг Ошо (Бхагавана Шри Раджниша). Но тогда, в 60-е годы, это было что-то совсем оригинальное.

Теперь я изложу вам основные моменты той теории, которую разрабатывал и которой пользовался Перлс. Правда, он сам считал себя практиком и во многих своих книгах, в частности в своей автобиографической книге “Внутрь и наружу из мусорного ведра” он пишет, что психотерапия это практика, и сравнивает любую теорию со слоновьим дерьмом. Но в действительности, какие-то теоретические убеждения у него были, и в своей книге “Гештальт-подход” он изложил их достаточно внятно и ясно – по крайней мере, для человека, который занимается этими вопросами.
И, на мой взгляд, хотя там есть некоторые чересчур резкие места, то, что изложено в этой книге, каждым культурным психологом должно быть освоено, потому что это те вещи, мимо которых не пройдешь. Он пишет о таких явлениях и эффектах, что если вы их не видите и не учитываете, то какие-то острые углы вам сгладить не удастся никогда, ни при каких обстоятельствах. И теперь я попытаюсь изложить вам фундаментальные понятия, которые ввел Перлс.

Основное понятие его психологии это “гештальт-терапия”. Слово “гештальт” – немецкое. Точного перевода ни на английский, ни на русский язык у него нет. Обычно оно переводится как “конфигурация”, что следует понимать как “набор элементов и деталей, представляющий собой единое завершенное целое”.

А сейчас я прочитаю вам отрывок из книги Перлса “Гештальт-подход”, а вы подумайте, насколько это согласуется с вашим собственным опытом. “Современный человек живет на низком уровне жизненной энергии (подчеркиваю, это написано где-то в 60-х годах – А. П.), и хотя в общем он не слишком глубоко страдает, он не слишком много знает о творческой жизни. Он превратился в тревожащийся автомат. Мир предлагает ему множество возможностей для более богатой и счастливой жизни, он же бесцельно бродит по миру, плохо понимая, чего он хочет, и еще хуже – как этого достичь. Он не чувствует возбуждения и пыла, отправляясь в путешествие жизни. Он, по-видимому, полагает, что время веселья, удовольствия и роста – это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув зрелости. Он хорошо рассказывает о своих трудностях, но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным и интеллектуальным упражнениям, он топит себя в мире слов. Он тратит массу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Его деятельность – выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не осознает, что он в данный момент делает. Мы купаемся в своих несчастьях, мы используем свои знания о человеке как оправдание для социально деструктивного или саморазрушительного поведения. Вырастая из детского “я не могу с этим справиться”, мы говорим “я не могу с этим справиться, потому что…” Между тем, ни психиатрия, ни психология не предназначались для того, чтобы оправдывать невротическое поведение. Цель этих наук не только в том, чтобы предложить объяснения – они должны помочь обрести самопознание, удовлетворение и способность опираться на самих себя.”

Я думаю, что из того, что тут написано, многое вам знакомо. Согласны? Другими словами, хотя со времени последних лет жизни Перса прошло уже тридцать лет, и довольно бурных лет, можно смело сказать, что в психике человека, в его внутренней проблематике мало что изменилось. Когда психолог говорит о том, что человек должен обрести самопознание, удовлетворительную жизнь и способность опираться на самого себя – это естественное раздражение человека, к которому приходят люди на совершенно инфантильной позиции, которые хотят полностью водрузить на него свои проблемы, сняв с себя ответственность за свою жизнь. Но должен сказать, что я с этим взглядом Перлса все-таки не согласен. Не может человек в этом воплощении (за очень редкими исключениями – когда, например, он идет по Алмазному пути карма-кагью, беспрерывно медитирует, имеет покровительство со стороны высокого ламы и очень большие заслуги в прошлых воплощениях) полностью обрести самопознание, просветление и удовлетворение. Способность полностью опираться на самого себя у среднего современного человека отсутствует. Он в принципе на это не способен. Он может опираться на себя в большей степени, чем в тот момент, когда он приходит к психологу. Это – да. Но все мы люди социальные. Я часто слышу вопрос от своих массажных клиентов: “Доктор, вы так замечательно все сделали. Теперь скажите – я так сама себя могу массировать?” Сначала от таких вопросов меня зло брало: я массажем занимаюсь двадцать лет, из которых десять лет профессионально, несколько книжек написал, а вот она хочет без подготовки массировать так же, как и я! Но потом до меня стало доходить, что человек этими словами не демонстрирует ко мне неуважения: просто он не хочет быть ни от кого зависимым. С другой стороны, когда меня спрашивают, зачем нужен массаж и вообще целительские практики, и не лучше ли, чтобы человек излечивал себя сам, я говорю, что даже волки – такие хищные, дикие животные – вылизывают друг другу уши, потому что сам волк языком до своего уха дотянуться не может, а чистить их время от времени нужно. Так же и люди должны друг другу время от времени в чем-то помогать. И задача психотерапевта заключается, кроме всего прочего, в том, чтобы найти правильный аспект и уровень помощи, которую нужно оказать данному человеку. Но идея, что вы его полностью переводите на самоокупаемость и самообслуживание, совершенно, на мой взгляд, нереалистична.
А теперь поговорим об основаниях гештальт-психологии. Сама по себе гештальт-психология была заложена в трудах нескольких немецких психологов начала ХХ века. Их исследования показали, что восприятие человека происходит так, что подсознание организует то, что человек видит, в единый образ. Элементы рассмотрения всегда составляются подсознанием в единое целое, из которого выделяется какой-то один элемент, который Перлс называет фигурой, а все остальное представляет собой фон. И выбор этого элемента-фигуры определяется многими факторами, а в первую очередь – интересом или первоначальным намерением человека.

Вот пример, которые приводит Перлс. Представьте вечеринку. На нее приходят разные люди. Вот гость, который, в первую очередь, хочет выпить. Вот такая у него есть потребность. Что у него будет “фигурой”? Понятно, что это будет самая крупная, или содержащая самый крепкий напиток бутылка со спиртным. А все остальное для него будет “фоном”. Вот гостья-художница, чья картина висит на стене – для нее “фигурой” будет эта картина, или человек, который встанет напротив этой картины и будет ее рассматривать –а все остальное будет “фоном”. А вот молодой человек, который должен на этой вечеринке встретиться со своей подружкой. Понятно, она будет для него “фигурой”, а все остальное – “фоном”. Итак, основная предпосылка гештальт-психологии формулируется так, цитирую: “Человеческая психология организована в виде паттернов, или целостностей, или гештальтов, и только таким образом может быть воспринята и понята.” (Паттерн (pattern) – это английское слово, означающее “образец”, и оно используется при переводе слова “гештальт” на английский язык.) Не совсем понятно, что отсюда следует. Само положение чересчур абстрактно. Но дальше Перлс пытается каким-то образом его претворить в жизнь, а как именно – я чуть-чуть об этом сегодня расскажу.

Следующее понятие, которое вводит Перлс, это гомеостаз, причем его взгляды на него с точки зрения астрологии и с моей личной точки зрения весьма ограничены. Он говорит: “Жизнь и поведение управляются процессом, который в науке называется гомеостазом, а проще – приспособлением или адаптацией. Гомеостаз – это процесс, посредством которого организм поддерживает свое равновесие и здоровое состояние в изменяющихся условиях. Другими словами, гомеостаз – это процесс удовлетворения организмом своих потребностей.” Однако есть люди, особенно с напряженными картами, у которых вся жизнь есть нарушение различного рода гомеостазов. Они нарушают собственную жизнь, они нарушают свое равновесие, они нарушают чужое равновесие, и таков стиль их жизни, и для них это совершенно нормально.
У человека есть потребность выживания, но есть и потребность, например, в исследовании дальних территорий, которая для человека часто бывает гибельна. И инстинкты настолько по-разному проявляются даже у одного и того же человека, что говорить об их одновременном удовлетворении и стремлении к равновесию, просто нелогично, – хотя бы потому, что уже сам по себе инстинкт выживания часто требует неравновесия, жертвенного поведения, иногда даже смертельного риска.

Следующий момент – теория инстинктов. Мы часто сталкиваемся с тем, что в подсознании есть что-то такое, что нами как-то управляет. Обычно то, что нами управляет, психологи пытаются свести к какому-то небольшому набору фундаментальных программ подсознания или инстинктов. И здесь Перлс совершенно справедливо пишет, что теория инстинктов имеет свою слабую сторону. “Можно согласиться с тем, что потребность действует как принудительная сила во многих живых созданиях, проявляясь в двух существенных тенденциях – выживания в качестве индивида и вида, и тенденции развития. Это фиксированные цели, но способы, которым они удовлетворяются, различны в различных ситуациях, для различных видов и различны индивидов. Другими словами, мы должны различать инстинкт голода, сексуальный инстинкт, инстинкт развития любого рода и то, какие именно формы принимает эти инстинкт в практическом поведении. Ибо мы не можем влиять на инстинкты, они для нас недоступны, но мы можем влиять на формы проявления этих инстинктов.” И здесь он приводит пример Шахерезады, которая в сказках 1001 ночи в течение многих лет рассказывала суровому, но обиженному женщинами царю Шахрияру сказки, и каждый раз с рассветом она останавливала сказку на середине, и ему очень хотелось дослушать ее на следующую ночь, так что он откладывал ее казнь еще на один день. И так это продолжалось несколько лет. Можно ли сказать, что у Шахерезады был сказкорассказывательный инстинкт? Наверное, нет, скорее у нее работал инстинкт выживания или, может быть, сексуальный, поскольку за время этих своих сказок она родила Шахрияру двух или трех сыновей. Декретного отпуска в этой истории, по-моему, предусмотрено не было. Итак, инстинкт выживания или сексуальный инстинкт подсказали молодой женщине формы поведения – весьма, как мы видим, неочевидные, – которые помогли ей этот инстинкт удовлетворить.

Далее Перлс выделяет три основных уровня, на которых может существовать человек. Это уровень мышления, уровень действия и промежуточный между ними уровень игры. На уровне мышления происходит сновидение, воображение и вообще работа нашего мыслительного аппарата, фантазирование, предвосхищение, и все это он объединяет словом “фантазия” и говорит, что промежуточным между уровнем фантазии и уровнем непосредственного действия является уровень игры.

Один из методов, которые применял Перлс, была психодрама, которую он заимствовал у другого знаменитого психолога ХХ века, К. Морено. И здесь опять-таки трудно не согласиться с тем, что когда психолог предлагает своему клиенту то или иное взаимодействие, моделирующее реальную жизнь, оно так или иначе принимает формы игры. И можно ли с помощью фантазии на уровне ума и с помощью игры решать реальные проблемы – это вопрос, который стоит перед каждым психотерапевтом. Перлс отвечает на этот вопрос положительно: он считает, что это возможно. Он стремится через взаимодействие на психотерапевтическом сеансе приводить своего клиента в такое состояние, которое будет для него находиться на грани между игрой и настоящей жизнью. В этом и заключено искусство настоящего психотерапевта: он ведет взаимодействие со своим клиентом таким образом, что происходящее между ними по своему прямому смыслу вроде бы игра, но, тем не менее, во внутреннем мире клиента прямо в тот момент, когда он сидит в терапевтическом кабинете, происходят очень серьезные события. Видимо, Перлс это умел. И он пишет, очевидно, протестуя против практики психоанализа (и мне лично это близко): “Обретя переживание самого себя на трех уровнях – фантазирования, игры и действия – пациент начинает лучше понимать самого себя. Тогда психотерапия превращается из раскопок прошлого в поисках вытеснений, эдиповых конфликтов и первичных сцен (тут, по-видимому, Перлс имеет в виду сексуальные сцены, которые ребенок наблюдал между своими родителями или где-то еще, и которые, согласно теории Фрейда, произвели на него сильное впечатление, на основе которого сформировалась его проблема, которая проявляется сейчас, уже во взрослом возрасте – А. П.) в опыт жизни в настоящем, отчего невротик чувствует себя целостным человеком.

Невротик, по терминологии Перлса, это пациент, человек, который приходит к психотерапевту. И Перлс дает довольно целостную картину этого самого невротика, то есть у него имеется довольно определенное представление об этом человеке, своем пациенте. Перлс знает, что этому человеку нужно и как с ним надо взаимодействовать. Итак, каков же типичный пациент Перлса, невротик?
Каковы его проблемы и конфликты? Прежде всего, он не чувствует себя целостным человеком, и он им не является. Его конфликты и незаконченные дела, которые Перлс называет незавершенными гештальтами, разрывают его на части – но, признав, что он как человек является целым, он по мнению Перлса становится способным восстановить свое чувство целостности, принадлежащее ему по праву рождения. Здесь можно возразить Перлсу так: говорите за себя. Я, например, не считаю, что каждому человеку чувство целостности неотъемлемо присуще по праву рождения. Кстати говоря, Юнг писал то же самое: индивидуация (интегрирование личности) – это очень острый процесс, и не каждый на него способен: иной человек просто-таки умрет от горя в процессе этой самой индивидуации, так что и не надо ему к этому стремиться. Мне позиция Юнга здесь гораздо ближе. Но то, что человеку свойственно стремление к восстановлению своей целостности на каком-то уровне, стремление к ликвидации хотя бы кричащих своих противоречий – это, безусловно, так.

Следующее важное понятие, которое вводит Перлс – это контактная граница. Если человек представляет собой некое единое целое, но существует во внешней среде, значит, он от этой среды как-то отделен. И вопрос о том, какова контактная граница и где она проходит, то есть как человек различает свое и чужое, если говорить о психике, вопрос очень острый: пока вы, разбираясь с данным человеком, не поймете, где лежит его контактная граница, вы про него никакого серьезного заключения не сделаете. Это действительно очень важная для понимания индивида вещь. Вот, что пишет на эту тему Перлс: “Индивид может существовать только в своей среде, с которой он в каждый момент составляет единое целостное поле. Если его взаимоотношения со средой взаимоудовлетворительные, мы называем поведение индивида нормальным, если отношения конфликтны, поведение индивида описывается как ненормальное.” С этим мне лично согласиться трудно, ибо, как я уже говорил, есть люди, для которых конфликт – это норма жизни. Вопрос в том, каков уровень и место протекания этого конфликта – а также, что понимать под нормой. Однако представление о том, что среда и организм находятся в неразрывных отношениях, с моей точки зрения, безусловно правильное.

Далее Перлс замечает: “У организма есть некая система ориентации, с помощью которой он обнаруживает то, что в среде ему нужно и то, что для него опасно, и после этого принимает решение о своем поведении.” Вот выходит пещерный человек из пещеры, видит мириады форм и у него из них быстро формируются три гештальта. Слева стоит саблезубый тигр, отвернувшись пока – он очень опасен и совершенно непривлекателен. Дальше стоит слон, который может быть опасен, а может быть и полезен – при каких-то обстоятельствах. А справа стоит олень, который при каких-то обстоятельствах опасен, а вообще съедобен. И у человека на основе того, что он увидел, возникает программа действий: бочком-бочком мимо саблезубого тигра, не привлекая его внимания, пока он отвернулся, имея в виду слона, который стоит на пути к этому оленю, он подбегает к оленю, натягивает лук и выпускает стрелу. (Пример мой.)

И в этом духе Перлс понимает поведение человека, вводя как фундаментальные принципы ориентации и манипуляции и понятие катексиса. “Катексис” означает “влечение” – термин, распространенный среди психологов фрейдовской школы, хотя сам Фрейд его не использовал. Объекты, которые для человека желательны, наделены, с точки зрения психолога, положительным катексисом; объекты, которые его психологически отталкивают – отрицательным катексисом. То, что имеет положительный катексис, человек стремится захватить, а то, что имеет для него отрицательный катексис, он стремится уничтожить или проигнорировать, то есть сделать вид, что его не существует: ” убрать из своего поля”, – как пишет Перлс. Последнее – проявление фундаментального механизма –психического уничтожения. То, что мы не можем уничтожить физически, мы можем уничтожить психически, то есть стереть память об этом впечатлении из своего ума. И он пишет: “С психоаналитической точки зрения, уход это синоним невроза – например, уход из ситуации, наделенной в целом негативным катексисом. Но это недоразумение. Уход как таковой не является ни плохим, ни хорошим, это просто способ справиться с опасностью. Насколько уход логичен, определяется тем, насколько он эффективен. То же самое относится и к контакту. Контакт не хорош и не плох.” Здесь Перлс пытается нарисовать схему функционирования психики. Схема эта выглядит довольно примитивно, но зато обрисована в ясных словах. Есть человек, и есть среда, в которой он находится. Есть контактная граница, разделяющая человека и внешние объекты, и человек смотрит на них из-за своей контактной границы. В направлении тех объектов, которые у него имеют положительный катексис, он стремится расширить свою границу, их приблизить к себе и ассимилировать. Те, объекты которые имеют у него отрицательный катексис, он стремится ликвидировать. Для того, чтобы объект ассимилировать, нужно осуществить с ним контакт. Для того, чтобы уйти от объекта, нужно осуществить, наоборот, уход. Иногда бывает контакт нам как бы навязанный, и тогда уход представляет некоторые сложности. И по этому поводу Перлс пишет : “Сам по себе контакт не хорош и не плох, хотя при нынешней озабоченности социальной неприспособленностью мы подчас ценим способность к контакту превыше всего. Однако, существует совершенно нездоровая форма контакта. Все мы знаем людей, которые стремятся постоянно оставаться в контакте с другими, их можно назвать прилипалами, и каждый психотерапевт знает, что с ними так же трудно работать, как с людьми, глубоко ушедшими в себя. Следовательно, не каждый контакт свидетельствует о здоровье, так же как и не каждый уход свидетельствует о болезни. Бессонница, частая жалоба невротиков, часто является примером неспособности уйти.”

Кстати говоря, по моим наблюдениям, бессонница есть, как правило, следствие переутомления. Человек засыпает тогда, когда его подсознание ему сигналит, что он устал, а внешняя среда не представляет опасности. А когда она не представляет опасности? Когда все основные ответственные и опасные ситуации отреагированы, то есть человек воспринял тревожные сигналы, предпринял адекватные действия, отдал в среду соответствующий импульс и уверен, что для поддержки своего существования его внимания некоторое время не потребуется. Если у человека падает энергетика, то для того, чтобы спокойно уснуть, он в своем уме должен ситуацию, которая его тревожит, довести почти до полного разрешения. И пока он этого не сделал, у него в подсознании горит знак опасности, он чувствует, что дневная ситуация еще не додумана, он еще сегодня чего-то не сделал и не имеет поэтому права расслабиться и отпустить свое сознание в сон.

download pdf
Uz augšu