Parakstīties jaunumiem pa e-pastu!
Piekrītu tam, ka mani personīgie dati tiks ievākti, apstrādāti un glābāti www.gestalt.lv mājaslapas sistēmā.

''Tāpat kā modernajai masu ražošanai ir nepieciešama standartizācija, arī sociālajam procesam ir nepieciešama cilvēku standartizācija un šo standartizāciju sauc par vienlīdzību.'' Ēriks Fromms



Динамическая концепция личности. Материалы супервизорской ступени

Filipenko Vladimirs
Предисловие

Идея этого сборника родилась непосредственно на супервизорской группе. Очень хотелось как-то зафиксировать те идеи, взгляды и соображения, которые показались нам ценными. Чтобы сохранить для нас самих (участников группы). И еще было желание создать какой-то реальный Продукт нашей групповой активности. А то как-то грустно у нас (психологов, психотерапевтов) получается. Мы, обычно, работаем с людьми, которые занимаются какой-то реальной деятельностью: что-то создают, вносят что-то новое в этот мир. Мы тоже вносим изменения в этот мир, изменяя души людей. Но как-то это не очень заметно – трудно потрогать. Да и группа, которая, конечно всех нас изменит и оставит след в наших душах, когда-нибудь закончится. Хорошо было бы иметь некое вещественное подтверждение ее существования.

Ну, для нас то, соавторов этой коллективной полиграфии (в отличие от монографии), сборник представляет определенную ценность. А чем он может быть полезен для других читателей? (Читателями, конечно, могут стать участники долгосрочных образовательных программ по гештальттерапии и наши коллеги). Во-первых изложением, пускай и своеобразным, динамической концепции личности в гештальттерапии. Мы действительно серьезно работали в групповом контексте, чтобы понять основные тенденции развития личности: нарциссическую, невротическую и шизоидную. Привлекали свой собственный опыт, наблюдения из практики, жизни клиентов, теории различных авторов и групповой разум. И кое-что в этом плане действительно удалось. Во-вторых, сборник может быть полезен раскрытием своеобразного (это чтобы не сказать – уникального) опыта работы над теоретическими вопросами гештальта, который может быть использован читателем. Ну и может быть кому-нибудь будет любопытно, чем собственно занимаются гештальтисты в супервизорской группе. По крайней мере, нам самим это было любопытно.

Конечно, можно было бы, как следует, обработать эти тексты, чтобы привести их в надлежащий вид. Но хотелось немного другого. Не нарциссической идеальности текстов. А жизни. Живого изложения слов и размышлений людей не-идеальных, а, скорее, думающих, пытающихся понять. Людей, которые делают выводы и ошибаются, ищут и находят. Мы намеренно оставили все словечки, не-всегда-литературно-правильные обороты и неологизмы, чтобы сохранить и передать дух творческого размышления, который был (и, в настоящий момент, присутствует) в нашей группе.

Хотим пригласить вас, друзья и коллеги, к этому творческому размышлению. Читайте, думайте, спорьте, вместе с нами. Ведь каждый из нас создает свою собственную, уникальную, теорию гештальтгерапии (гештальт-подхода, гештальтанализа, гештальт…). И все же, так приятно, иногда, что-то создать совместно.

От соавторов, Олег Синявский.
Три тенденции в развитии личности

Материалы работы супервизорской группы.
г. Минск. 2003-2004гг.

Во время работы супервизорской группы мы взялись, как в известной притче про слепых, изучающих слона и пытающихся понять, что это такое, исследовать три составляющих личности: нарциссическую, невротическую и шизоидную, хорошо известные по статье Даниила Хломова “Динамическая концепция личности в гештальт-терапии”. Порядок исследования не являлся чем- то специфическим, а определялся скорее живой динамикой группы. Мы хотели взглянуть на эти плоскости как снаружи, так и изнутри. Чтобы лучше понять и клиента с ярко выраженной составляющей, и собственные динамические тенденции, то, как они живут в процессе нашего контакта с окружающей средой (с миром).

Здесь приводится не стенограмма, что, было бы еще более близким к оригиналу и жизни, а “приглаженный” для удобства восприятия текст, состоящий из высказываний участников группы, рассказов о своем опыте психологической/психотерапевтической практики и жизни.

1-я глава – она же первая группа
Нарциссическая тенденция в развитии личности

Введение

Для начала была выбрана нарциссическая составляющая. Мы задались некоторым количеством вопросов, в структурировании которых помогали Володя Филипенко и Олег Силявский. Что мы вообще знаем о нарциссическом расстройстве? Кто есть человек с нарциссическим расстройством личности? Каков он? Как выглядит, как ведет себя? С какими жалобами приходит к терапевту? Какой он в контакте?

Что мы знаем о нарцисснзме – «Это плохо»

А знаем мы о нем то, что это плохо (оценка, которая и является одним из важнейших критериев нарциссизма). Плохо для кого? – Для терапевта. Терапевту бывает трудновато работать с нарциссическими расстройствами. При работе с людьми и в психотерапии, и в бизнесе встречается фраза: «Вот трудный клиент». Возникает вопрос: трудный клиент – это в первую очередь трудность терапевта или того человека, который с ним работает? И что же трудного в этом клиенте?

Трудности – «Это совсем не то, что я ожидал»

Сложность состоит в том, что в работе с нарциссом (в патологическом смысле), мы часто сталкиваемся либо с обесцениванием, либо с идеализацией, то есть с собственной нарциссической частью. При этом клиент в начале терапии может предъявлять очень высокие запросы, высокие ожидания, а потом легко все это обесценивает. Если не удалось чего-либо достигнуть, то клиент может сказать, что он, в общем-то, этого и ожидал. А если что-то и происходит, то это вдруг оказывается “совсем не тем, чего он ожидал”. Он обесценивает работу, ее результаты, обесценивает терапевта, терапевтическую поддержку, свои переживания. Таким клиентам вообще сложно предъявлять свои переживания. Первое, что они предъявляют, – это нечто готовое, то, что наиболее “правильно” и социально приемлемо.

Запрос нарциссического клиента – «Доведите меня до совершенства»

На самом деле клиент не обращается к психотерапевту собственно с нарциссическими проблемами. Запрос к психотерапевту может быть связан с кризисными ситуациями, конфликтными отношениями, то есть с теми сложными моментами, которые, на первый взгляд, с нарциссизмом не связаны. Обычно он приходит со словами “я самый…(бедный, больной, богатый)”. Второе – он говорит о том, чего хочет: «Сделайте мне это, вы же доктор (психолог и т.д.)». И вообще, слово “делать” – это одно из важнейших слов нарциссического клиента. В сессии ему главное что-то делать, обязательно нужно, чтобы что-то происходило, а если не происходит, то значит, что терапия идет “зазря”, о чем клиент не преминет сказать терапевту.

Мы обязательно узнаем этого человека, потому что он доводит себя до совершенства, причем, во всем: окружение, книги, косметика – буквально все должно быть идеально. Совершенство читается по облику. Например, все просто изумительно: изумительно выкрашенные волосы, изумительная стрижка, одежда какая-то изумительная, маникюр тоже. У такого человека можно спросить: “Не чувствуете ли вы собственную исключительность?” – “Да, конечно” (отвечает заигрывая). Это не локальная особенность (парциальная уникальность в чем-то), а идеальность  всей жизни — тотальная идеальность. Такой клиент, если достаточно стеничен, совершенствуется с завидным упорством.

“Я уже везде была. Я уже даже сходила на гидротерапию кишечника. И мне не помогло, и я думаю, что психотерапия — это как раз то, что мне нужно. После нее я начну я по-новому жить”.

Для этих людей очень важно ни в коем случае не отойти от своего социального статуса. Это связано с внутренним страхом, о чем чуть позже. Если клиент уже якобы где-то лечился за 50 долларов, то начинать сейчас терапию за 10 для его положения как-то несолидно. При этом сохраняется постоянная внутренняя неудовлетворенность своим социальным статусом, результатом терапии, социальным ростом — в любом случае. Присутствует желание попасть в какой-то виртуальный (а может, и реальный, если до того момента, пока не попадает) элитный клуб. “Есть еще более крутой — в Москве”. То же самое наблюдается и в терапии. Пришел с проблемой, решили — “Но вот как-то это была не проблема. А вот это проблема!” С этим поработали, вроде и туг лучше стало — “Ай, ну что это, это тоже не проблема”. Получается, что работаешь и результат есть, но нет момента прочувствованна, проживания и ассимиляции. И песня о другом: не о том, что проблема не та, а о том, что клиенту лучше не становится. Недовольство клиента собой: вроде не все сделал, что мог бы, – сохраняется. Это как признак хорошего тона — “все равно я недоволен”, И снова ставится цель — и получается гонка, дальше и дальше.

По этому поводу у нас родился верный способ «терапии»: “Когда что-нибудь завершаешь, достигаешь успешного результата, надо срочно сесть и замочить с друзьями. Чтобы не проскочить удовлетворение, надо обязательно это отметить”. ((С) О. Силявский)

Психодинамика — «Лучшее враг хорошего»

Итак, как уже упоминалось ранее, нарцисс постоянно находится в поиске лучшего, которое, как известно, враг хорошего. И в этом поиске не знает он ни страха, ни усталости, живет без оргазмов и перекусок. Пока не сталкивается с осознанием невозможности достигнуть этого “совершенного мира”. И тут наступает депрессия. При этом сложность в том, что когда клиент впадает в депрессию, он становится эмоционально неустойчивым с истерическими проявлениями типа “пойду, разрежу себе вены” — суицидальные мысли. Эта депрессия не лечится медикаментозно, но следует как-то выводить человека на более устойчивый уровень, чтобы не боятся, что нечто может с ним случиться. Но как только эмоциональное состояние немного выравнивается, например, сон улучшается, то клиент сразу с радостью… уходит. Вот здесь и надо было бы истинные причины выявлять, а у него дальше работать нет ни желания, ни мотива.

Жалобы — «И тебя сосчитали»

Какие же жалобы в этом случае? Например, такие: у девушки после очередного семинара резкое ухудшение настроения, апатия, ничего не интересно, настроение отвратительное — и падение (просто пластом лежит), то есть чистой воды депрессивная симптоматика Либо соматические жалобы молодого человека: все плохо, мир какой-то такой узкий, как будто одна точка, настроение в минусе. Т.е. весь набор, который воспринимается как депрессивный и, соответственно, лечится в отделении неврозов по этому диагнозу. А таблетки помощи не оказывают абсолютно. И если при терапии улучшение наступает — ну и все — клиент уходит. Еще один случай. Дама пришла с навязчивостями: когда на нее начинали кричать, единственным для нее способом сдержать эту фрустрацию было демонстративно резать себе вены, хотя внутренний радикал не истерический. Это очень интересная форма с явным внутренним нарциссическим расстройством, но с психологическими защитами истерического плана, несдержанностью, компульсивностью, неустойчивостью, демонстративностью. Но демонстративность не такая, как при истерических расстройствах, а как при нарциссических. И сложно понять, что там, над чем нужно работать. Такие смешанные вещи.

download pdf
Uz augšu