Подписаться на новости э-почты!
Соглашаюсь с тем, что мои персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся в системе страницы www.gestalt.lv.

''Норма - это не адаптация, а способность созидания новых форм.'' Фредерик Перлз



Образование как экзистенциальный вопрос

Мг. г.н. Артур Домбровский
психолог, гештальттерапевт,
директор Рижского Гештальт Института.


Процесс образования можно и необходимо рассмотреть с двух точек зрения – социальной и личностной. С социальной точки зрения эта проблема видится наиболее ясно и просто: чем больше в обществе образованных людей имеющих общую или узкоспециальную подготовку в той или иной области тем выше уровень развития в обществе, тем более оптимистичны перспективы развития этого общества и его потенциала. Вся современная гуманитарная философия поддерживает идею того, что человек должен непрерывно обучаться, совершенствоваться, приобретать новые знания. Чем больше образованных людей, тем их большее количество можно сподвигнуть на полезную, для этого общества, деятельность.

Что сподвигает общество, а вернее конкретных индивидов, отвечающих за образование искать методологические и теоретические способы улучшения повышения уровня образованности? Казалось бы эти утверждения являются неприложными, неоспариваемыми и истинными. Общественная точка зрения исходит из предположения, что образование является априорной потребностью каждого конкретного индивида.

Но так ли это с точки зрения индивида? С позиции теории адаптации любой навык и знание нужны в основном лишь для того, чтобы лучше адаптироваться к существующей действительности. И те навыки, знания, способности, которые не содействуют этому процессу не могут найти у человека достаточного колличества свободной энергии, мотивации для освоения новых знаний.
В начале прошлого века существовала устойчивая гипотеза о том, что качественное широкое образование всех членов общества способно поднять не только материальный, но и психологический образ жизни.
По прошествии уже почти столетия воплащения этой идеи в жизнь, можно констатировать несколько примечательных феноменов:
Первый из них, на мой взгляд, является очевидныйм – широкое образование возможно и повысило качество материальной жизни, но принципиально не изменило качество психологической жизни человека, а именно: уровень его счастливости, психологического здоровья, личного благополучия.
Второй феномен состоит в том, что многие люди проявляют усиленное сопротивление для того, чтобы усваивать новые знания. Практика обучения в средней школе подчас сталкивается с тем, что учеников нужно буквально заставлять приобретать новые знания, которые обещают им счастливую и благополучную жизнь в будущем.

Третий — любопытный феномен, проявляется в том, что заметная часть людей находящихся в процессе образования заинтересованы больше в символических формах поддтверждения их знания (аттестатах, дипломах, сертификатов и т. д.), чем в реальном содержании, приобретении знаний, навыков и в их дальнейшем творческом применении.

Эти феномены, на мой взгляд, говорят о кризисе современной философии всеобщего образования, где кризисная граница разгрома проходит между потребностями общества и потребностями индивида. К потребностям общества я отнёс две характеристики – утилитарные потребности в большом колличестве дееспособных индивидов и вторая, утопическая – идеалистическая потребность общества во всеобщем благе и счастье всех людей. Потребности индивида вполне укладываются в единственный параметр – счастье, благополучие для себя лично и своих близких посредствам минимальных усилий. При кажущейся схожести целей общества и индивида, между ними существует принципиальная разница, состоящая во – первых в невозможности найти для всех единого алгоритма благополучия. Всегда будет существовать заметная выборка тех, для кого всеобщая формула счастья будет субъективно понята как насилие над его индивидуальностью. Так же всегда будет существовать ещё одна категория людей, которые искренне будут насиловать сами себя, желая втиснутся в социальные диррективы. Во – вторых невозможно игнорировать биологические закономерности, формулируя идеалистически – гуманистические принципы. В нашем случае, относительно вопроса образования, я имею ввиду принцип того, что любой живой организм стремится достичь наилучшего результата вкладывая в это минимальное количество усилий. Вышеописанное выражается в следующем факте – общество наращивает бюрократические и методологические механизмы, которые могли бы заставить каждого конкретного индивида повышать образовательный уровень, в то время как индивид стремится изобрести способы обойти эти методы воздействия или примитивно – утилитарно заставить их работать на свои вовсе не возвышенные, подчас очень меркантильные интересы.
Для гуманистически настроенного ума, возможно, подобное описание окажется парадоксальным и несостоятельным. Но данный парадокс не является чем – то новым. С времён античности мы сталкиваемся с постоянным прецедентом того, что невозможно создать универсальную систему являющуюся благом для всех. Основная причина существующей проблемности современного образования мне видится в стремлении общества создать универсальную модель образования для всех членов общества. Конечно единая модель сильно упрощает процесс контроля и организации, но неизбежно приводит к снижению качества. Но самое негативное то, что мотивация человека заниматься своим образованием в среде унифицированности методологии образования, бюрократических систем, принципов, небезграничные усилия каждого конкретного индивида – будут скорее направлены на изобретение «противоядия» против унификации, чем на содержание процесса.

Нетрудно догадаться о рекомендационном выводе: многообразие форм, подходов, стилей, вступающих даже в противоречие друг с другом, способны сподвигнуть человека к пониманию ценности образовательного процесса как такового.

Рига, 2 марта

Скачать pdf
Наверх