Parakstīties jaunumiem pa e-pastu!
Piekrītu tam, ka mani personīgie dati tiks ievākti, apstrādāti un glābāti www.gestalt.lv mājaslapas sistēmā.

''Tam, kurš vēlas iemācīties lidot, no sākuma ir jāiemācās stāvēt, iet, skriet, kāpt un dejot. Nevar sākt lidot lidojumā.'' Frīdrihs Nīče



Практическая гештальттерапия

Романенко О.К.

ОТ АВТОРА

Настоящее методическое руководство содержит описание модифицированного психотерапевтического метода гештальттерапии, представляющего собой одно из направлений современной психотерапии. Предлагаемый терапевтический курс первоначально предназначался для лиц с речевыми нарушениями и коммуникативными трудностями, однако в настоящей редакции также годен для Других контингентов с различной личностной проблематикой. Курс включает два этапа: телесно-ориентированную групповую гештальттерапию и личностно-ориентированную дискуссионную гештальттерапию.

В свою очередь, первый этап состоит из трех циклов упражнений:

1. терапия, направленная на сознавание собственного тела и чувств;

2. терапия, направленная на понимание партнера по общению и характера взаимодействий с ним;

3. психотехническая часть, направленная на тренировку основных психических функций: внимания, памяти, восприятия. Для лиц, страдающих затяжными формами заикания, ряд упражнений сформулированы, как речевые модели.

В основу курса положены: тренинг творческой психотехники С.В. Гиппиус, тренинг спортивной психотехники Н.В. Цзен, Ю.В. Пахомова, курс “Работа с телом” Генриха Вернера (Германия), традиционные приемы группового взаимодействия, разработанные С. Кратохвиллом, Б.Д. Карвасарским и др. Известные техники переработаны в рамках гештальттерапии и адаптированы к группам с речевыми проблемами и проблемами общения.

Автор выражает признательность Сюзане Махт за то, что она сочла работу достойной внимания и активно способствовала изданию настоящей книги. Хочется поблагодарить логопеда Елену Михайловну Бушуеву, за чтение отдельных глав рукописи и замечания, оказавшие ценную помощь автору.

Особую благодарность хочется выразить кандидату психологических наук Татьяне Алексеевне Болдыревой за мудрые советы и поддержку, которые она оказывала автору на протяжении всего периода работы над книгой. О. Романенко. 10.05.95.

В книге описывается гештальттерапевтический метод работы с личностными проблемами. Излагаются основные понятия гештальтпсихологии и приемы психотерапии, приводится курс упражнений с комментариями.
Предлагается уникальная коррекционная методика “психотерапевт – логопед – клиент” для лиц с речевыми нарушениями. Может быть использована в психотерапевтической работе с подростками.
Предназначена врачам, логопедам, психологам, социологам, студентам и аспирантам, изучающим психологию и психотерапию.
Введение.

Логопедическая работа включает коррекцию не только речевых расстройств, но и личности заикающихся. Второй аспект деятельности логопеда имеет недостаточно профессиональный уровень, что связано с особенностями подготовки этих специалистов в области психологии. Это делает необходимым поиск новых логопсихологических подходов для повышения эффективности лечения заикания, как нарушения личностного порядка.

Нарушение речи в значительной мере искажает процесс общения и социальной адаптации. Заикание, возникшее в раннем возрасте и сопровождающее развитие личности до возраста ее зрелости, существенным образом деформирует ее отношения с внешней средой с одной стороны и собственное развитие с другой. Одним из основных моментов психологического развития заикающихся является формирование фиксации на дефекте речи. Снятие фиксации внимания на речи — одна из задач логопедической работы. Вместе с тем, логопед, традиционно уделяя основное внимание характеру речепроизношения — коммуникативному аспекту, волей—неволей способствует усилению имеющейся фиксации.

Настоящее методическое пособие значительно расширяет возможности логопедической работы, структурирует и определяет область применения психологических приемов с целью воздействия на все уровни нарушений речевого общения: коммуникативный, перцептивный и интерактивный. Применение гештальттерапии, в данном случае, отвечает основным задачам. Как целостный подход, она охватывает все стороны личности и рассматривает их во взаимосвязи друг с другом. С этих позиций речь представляется не сама по себе, а как часть единого функционирующего организма. Проблема речи анализируется и решается в контексте структуры личности и процесса общения.

Представленный здесь психотерапевтический курс предполагает совместную работу логопеда и психолога, при которой логопедическое воздействие осуществляется в ходе гештальттерапии и не делает специального акцента на речи. Логопед принимает участие в группе в качестве ко-терапевта и оказывает постоянную логопедическую поддержку с помощью отраженной и сопряженной речи. В ходе работы формируется система отношений “психотерапевт – логопед – клиент”.

Упражнения, предлагаемые в данном пособии, могут быть использованы не только как психотерапевтический курс, но и для собственно логопедической работы. Они заключают в себе все виды речевой работы: от релаксации и постановки дыхания до функциональных нагрузок. Они легки в применении, не имеют жесткой структуры, конкретны, эффективны, могут быть использованы с учетом индивидуальности участников и на любом этапе логопедической работы.

Групповая гештальттерапия

Основные понятия. Методы

Основателем гештальттерапии, ее групповой формы, считается Фриц (Фредерик С.) Перлз. Он обобщил имеющиеся знания в области психологии восприятия и личности различных психологических направлений и органично использовал для разработки методики групповой гештальттерапии. Им были созданы группы, где индивидуальная работа сочеталась с групповым процессом. Будучи нейропсихиатром по образованию, он начал работу в духе идей 3. Фрейда. Позже в своих поисках самостоятельного метода Перлз изучал теорию поля Курта Левина, театр психодрамы Якоба Леви Морено, биоэнергетику и метод Александера.

Значительное влияние на его мировоззрение оказали:

1. философия экзистенциализма с ее представлением о свободе человека и его ответственности за собственный внутренний мир;

2. гештальттеория, акцентировавшая внимание на феноменологию текущего опыта;

3. теория Вильгельма Райха о телесных проявлениях психологических проблем, способствовавшая разработке Перлзом понятия телесного проявления сопротивления.

Изначально гештальт исследования велись в области теории восприятия и показали, что в ходе восприятия человек активно структурирует предлагаемый материал в соответствии со своей внутренней организацией. Затем Курт Гольдштейн распространил положения гештальттеории на область мотивации человеческого поведения, в частности, принцип целостности. Перлз сделал следующий шаг, применив гештальттеорию к личности в целом и ее функционированию. Он использовал понятие “отношения фигуры и фона” для объяснения чувств, эмоций, ощущений и процесса развития личности.

Основной целью групповой гештальттерапии Перлз считал восстановление в каждом участнике группы организмических процессов, нарушенных в ходе жизненного цикла, что должно способствовать достижению личностью зрелости. Под зрелостью он понимал оптимальное состояние здоровья, когда личность способна взаимодействовать со средой, свободно удовлетворяя свои потребности. Это становится возможным благодаря терапии непродуктивных стереотипов поведения и замене их полноценными и адекватными реакциями. При этом в центре внимания оказываются невротические механизмы нарушения контактов. Терапия контактов осуществляется по двум направлениям:

1. анализ вербального содержания и

2. анализ телесных проявлений.

В рамках гештальтпсихологии душевные и телесные переживания рассматриваются как проявления одной и той же сути. Любой аспект человеческой деятельности обнаруживает его целостное “Я”, т.е. всякое жизненное проявление есть некоторое сообщение личности о себе. Мимика, движения, позы свидетельствуют о его внутренней жизни, так же, как его речь и мышление. Поэтому терапия тела ведет к изменениям в ядре личности также успешно, как и личностная терапия сознаваемых переживаний и симптомов. Телесное “послание” также важно, как и сформулированное речевое сообщение. Больше того, из-за существующих запретов, явления вытеснения, язык тела часто оказывается для клиента единственным каналом информации о себе и, наряду с речевым сообщением, значительно проясняет происходящее в нем для психотерапевта.

История телесной терапии восходит к работам ученика Фрейда Вильгельма Райха, который полагал, что механизмам психологической защиты можно противодействовать с помощью прямого телесного контакта.
Защитное поведение, выражающееся в напряжении мышц и стесненном дыхании, он назвал “телесной броней”. “Броня” — это хроническое мышечное напряжение, избавляющее человека от переживания неприятных эмоций. Мышечная броня является тем способом, с помощью которого организм репрессирует “неоконченные” эмоциональные переживания. В момент напряжения мышц происходит ослабление чувствительности, т.е. жизненная энергия течет уже несвободно.

На “уровне тела” Райх выделил хронические энергетические блокировки. Он полагал, что между хроническими энергетическими блокировками (“уровень тела”) и подавляемыми эмоциями (психологический уровень) существует психофизическое взаимодействие. Поэтому, с его точки зрения, жизненная энергия может быть высвобождена путем прямого манипулирования напряженной областью. Райх выделил семь кругов “телесной брони”, манипулируя которыми можно высвободить репрессированные чувства. Эти круги, по его мнению, действуют как барьеры на пути свободного течения энергии вдоль тела. “Телесная броня” препятствует течению энергии, а жизненно важные функции теряют свой естественный характер. Высвобождая эту энергию, терапевт способствует оздоровлению личности, так как свободно текущая жизненная энергия является основой функционирования здоровой личности.

Александр Лоуэн, ученик Райха, развил представления телесной терапии, соединив вербальную и телесную терапию. Он разработал понятие “энергии” и изучал тело через его энергетические процессы. Он определил “оптимальное состояние тела”, как состояние спонтанного и всеохватывающего развития энергии. По его мнению, в случае нарушения течения энергии искажаются чувства удовольствия и целостности личности. Так, невротики не способны в полном объеме испытывать эти чувства, т. к. расходуют основную часть своей энергии на поддержание механизмов психологической защиты.

Биоэнергетические методы имели своей целью возвращение людей к их первичной природе. Первичная природа мыслилась, как состояние искреннего удовольствия, т.е. свобода телодвижений и отсутствие мышечных напряжений. Лоуэн считал, что процесс социализации мешает людям непосредственно выражать свои чувства. Работа с телом помогает человеку высвободить чувства, подавленные в ходе социализации. Отчуждение от собственного тела является причиной межличностной отчужденности. Биоэнергетическая модель Лоуэна предполагала, что чувства и импульсы, выражению которых мешает страх, видоизменяются, подавляются или скрываются, приводят к телесной ригидности, энергетическому распаду и изменению личности.

Особое внимание биоэнергетиками уделялось процессу дыхания. Концентрирование внимания на дыхании в сочетании с манипулированием телом давало усиление релаксации. Дыхательные упражнения способствовали усилению движения энергии. Углубляясь в терапевтический процесс, терапевт следовал за клиентом, поддерживал его в воспоминаниях пережитых ранее чувств и побуждал его обращаться к соответствующим людям прямо или символически. При возникновении в ходе терапии тревоги, клиенту предлагалось дышать глубоко, начинать дыхание с низа живота и останавливаться на этом чувственном переживании, часто сопровождаемом звуками, способствующими его прояснению.

Лос-анжелесский психолог Янов считал воспроизведение травмирующих переживаний необходимым для установления психической связи между болью и ее происхождением. При этом процесс строился таким образом, чтобы не допустить интерпретаций и рационализаций, способствующих уходу от переживаний. В этих условиях усиление ощущения боли свидетельствовало о росте осознания недостатка родительской любви в детстве. В силу этого основной задачей являлось “докармливание” клиента этой любовью с целью избавления взрослого человека от поисков любви, компенсирующей прошлую депривацию.

В целом разнообразные направления телесной терапии сходились на том, что в любой стрессовой ситуации реакция тела неизбежна. Переживания отражаются в том, как люди ходят, дышат, управляют своими мышцами, принимают позы, жестикулируют и даже в типах телосложения (Лоуэн). Своей целью они ставили расширение сознавания индивидуумом глубоких организмических ощущений, исследование того, как потребности, желания и чувства кодируются в разных телесных состояниях, а также обучение клиента самостоятельно разрешать конфликты в этой области.

Групповая гештальттерапия, начатая Перлзом, заимствовала рациональные моменты различных направлений телесной терапии и, переработав их, включила в свой теоретический и практический базис. Сегодня это, по существу, синтетический подход. Преследуя свои терапевтические цели, он использует приемы различных психологических направлений. Однако, философия гештальттеории, включающая понятия “целостность”, “индивидуальность личности”, “ответственность за свою жизнь”, “здесь и теперь”, “сознавание” и др., акцентирующая внимание на поиске ответов на вопрос “как”, а не “почему”, делает это направление самостоятельным, неповторимым и продуктивным подходом в решении проблем личности и ее здоровья.

ЦЕЛОСТНОСТЬ

Основным положением гештальтпсихологии, из которого она исходит, является понятие целостности. Целое не есть сумма его частей. Целое — это качественно новое образование, определяемое взаимодействием и взаимозависимостью составляющих его частей. Понятие организма, как целого, разрабатывается и гештальтпсихологии, исходя из его неповторимости, уникальности, взаимодействия его частей между собой и его со средой Ментальная и физическая деятельности равновероятно обнаруживают индивидуальность личности. В силу этого терапевтическая работа с телом или с вербализованным содержанием в равной степени ведет к изменениям в структуре личности.

На практике этот принцип реализуется в том, что терапевт работает одновременно и с вербальным материалом и с телесным» проявлениями. Обсуждая предъявленную клиентом проблему, терапевт следит за его телом. Телесные проявления являются сообщением о событиях, несознаваемых самим клиентом. Указывая на происходящее и предлагая усилить телесные ощущения, терапевт способствует проявлению скрываемых телесными зажимами чувств. Клиенту предлагается “говорить” от имени частей своего тела, манипулировать ими или сделать попытку объяснить их. Это способствует целостному осознанию себя клиентом. Таким образом, охватывается вся личность в целом, сознательная и бессознательная части. В процессе терапии выявленные части личности, разнонаправленные стремления интегрируются, приводя к ее целостности.

Принцип целостности проявляется также и в том, что взаимодействия со средой (с группой) конкретной личности определяются структурой самой личности и представляют собой единую систему. То, каким образом личность реагирует на то, что она выбирает во внешней среде, зависит от характера формирования личности в системе “среда—организм—среда”. Сформированные первоначальным воздействием среды на организм механизмы контакта, затем используются личностью при последующем взаимодействии со средой. Для терапевтического вмешательства необходимо воспроизведение реакций личности в группе. Эти события позволяют выявить структуру личности и определить пути терапевтического влияния.

КОНТАКТ – УХОД

Взаимодействуя со средой, организм образует “контактную границу”. На “контактной границе” происходит удовлетворение потребностей личности” Устанавливая “контакт” организм удовлетворяет потребность, осуществляя “уход”, уступает место новой потребности. Невротические изменения в личности выражаются в искажении внешнего взаимодействия со средой, в нарушении образования “контактной границы”, т.е. процесса “контакт-уход”.

При невротическом контакте сознавание внутренней и внешней зоны отсутствует. Под внутренней зоной подразумеваются все переживания тела, под внешней — сенсорные сигналы окружающей среды. Поступающая из этих зон информация не интерпретируется и не оценивается.

Интерпретация имеет место в средней зоне. Ее составляют мыслительные процессы, фантазии, верования и т. д. Сосредоточение на средней зоне вызывает исключение из осознания событий внешней и внутренней зон. В этом случае организм “не знает”, что соотносить и с чем из внутренней и внешней зон. Контакт осуществляется с опорой на неадекватные представления средней зоны, происходит потеря осознания настоящего момента и “уход” от реальности.

Сосредоточение на нереальных событиях средней зоны есть фиксация. Она обнаруживается наличием ригидного паттерна, постоянно повторяющегося в жизни невротика. Быть фиксированным значит быть в “слиянии” любого рода: сосания, телесной близости, привязанности, воспоминаний и грез и т.п. Невротик привязывается к истощившимся отношениям, из которых уже ничего получить не может, не оканчивая их и не предпринимая ничего нового. Любое изменение, несущее в себе долю риска, представляется ему только потерей, и никогда — компенсирующим приобретением. Фиксация на представлениях, интерпретациях, интроектах искажает иерархическую структуру потребностей личности, поскольку из-за нарушения процесса “контакт-уход” потребность не удовлетворяется и “застывает” в неизменном виде, “не меняя своего положения” в структуре личности.

Для изменения невротической структуры, прежде всего, необходимо восстановление осознания внутренней и внешней зон. Сосредоточение на настоящем моменте позволяет прояснить внутреннюю зону. Развивая и углубляя чувства, клиент воспроизводит в своих воспоминаниях прошлую ситуацию, где сформировался ригидный паттерн. Терапевт помогает ему соотнести чувства, процесс слияния и интроект с имеющимися реальными возможностями реализации этого чувства. Нарушая слияния, терапия восстанавливает адекватные реакции как прошлой, так и настоящей ситуации. Разрушение механизмов слияния снимает невротическую фиксацию.

ФИГУРА И ФОН

Другим важным понятием является отношение “фигуры и фона”. Здоровый организм взаимодействует с внешней средой, устанавливая “контактную границу” в соответствии с доминирующей в данный момент потребностью, т.е. выделяет фигуру в среде. После удовлетворения потребности, завершения гештальта, фигура “отходит” в фон. Контакт с внешней средой осуществляется, таким образом, посредством ритмичного формирования фигуры с последующим завершением и отходом ее в фон. При функционировании здорового организма происходит закономерная смена доминирующей потребности и переструктурирование иерархии потребностей личности.

При невротической системе контакта потребность не удовлетворяется в силу нарушения механизма взаимодействия с внешней средой (внешней зоной). Гештальт остается незавершенным, целостность нарушается. В подобном стрессовом состоянии организм долго находиться не может и постепенно вытесняет из сознания неразрешенный конфликт со средой, а заодно и неотреагированное чувство, неудовлетворенную потребность. Репрессированное чувство обращается в организме в неосознаваемую причину невозможности решения проблем и оказывает, помимо воли человека, подспудное влияние на его психическое состояние. Попытка решить проблему оборачивается стойким паттерном неудач. Воздействие репрессированного чувства проявляет себя в телесных реакциях, различного рода невротических симптомах, т. к. остается неизменным его стремление выйти наружу. В силу невозможности реализовать потребность иерархическая структура личности искажается, переструктурирование иерархии потребностей не происходит. Сознание удерживает в поле ясного видения лишь потребность, соответствующую принятому личностью представлению.

Фиксация на этом представлении (средняя зона), как единственно верном препятствует осознанию действительно требующей удовлетворения потребности (внутреннюю зону). Реальная потребность заслоняется в сознании ложно доминирующей. В организме создается постоянное напряжение из-за борьбы противоположных тенденций и невозможности самореализации. Закономерный процесс формирования фигуры и отхода ее в фон не функционирует. Личность не развивается.

Для восстановления нормального функционирования организма терапия предлагает клиенту сосредоточиться на настоящем моменте (если есть проблема, то она есть и в настоящий момент). Подобное сосредоточение позволяет обнаружить и терапевтически высвободить репрессированное чувство. Этот процесс связан с дифференцированием внутренней и внешней зон. Отчетливое представление событий внутренней зоны способствует формированию фигуры и ее завершению при взаимодействии с внешней зоной. В ходе терапии корректируются представления средней зоны. Организм теперь может сформировать фигуру, выделить ее в среде в соответствии со своей вновь осознанной потребностью, установить “контакт” с внешней средой, завершить гештальт и совершить “уход” в фон, т.е. изменить положение, теперь уже удовлетворенной, потребности в иерархической структуре личности

СОЗНАВАНИЕ

Сознавание — основа терапевтического гештальт метода. Посредством сознавания осуществляется прямое психотерапевтическое воздействие на потребностную сферу личности. Сознавание предполагает сосредоточение на переживаемом в настоящий момент. Непосредственное переживание является целебным, т. к. создает условия снятия наложенного в прошлом запрета на переживание клиентом чувств, изживания гнетущего конфликта, заканчивания прошлых ситуаций” — образования гештальта, разведения всех трех зон в сознании человека. Сознавание текущего переживания ведет к проявлению ранее вытесненных чувств и связанных с ними неудовлетворенных потребностей. Восстановленная в ходе этого процесса потребность “находит” свою адекватную реализацию во внешней зоне, освобождаются ранее заблокированные чувства, и потребность занимает свое место в обновленной иерархической структуре, “фигура отступает в фон” Свободно текущий процесс сознавания, с позиций гештальттерапии, является критерием здоровья, поскольку, сознавая свои потребности и, оперируя ими, личность совершенствуется. Для самосовершенствования необходимо развивать способность обосновывать события средней зоны, удерживая события внешней и внутренней зон в сознании. Личность, сознающая все три зоны, способна осуществлять здоровый контакт со средой.

В ходе терапии психотерапевт поддерживает сознавание клиентом потока переживаний, усиливает и сохраняет их непрерывность. Погружаясь в мир клиента и находясь рядом, он помогает осуществить поиск психологических ресурсов, опираясь на которые личность интегрируется. Сознавая и признавая в себе те или иные явления, человек вынужден взять на себя ответственность за изменение или постоянство этих событий. Сознавание — активный самостоятельный акт клиента, а психотерапевт лишь направляет и помогает ему оставаться в нем. Таким образом, процесс сознавания предполагает принятие клиентом ответственности за свою жизнь. Процесс сознавания организуется таким образом, чтобы подвергнуть воздействию все проявления личности: поведение, чувства, телесные ощущения.

Сознавание начинается с того, что клиент сосредотачивается на своем теле и произносит про себя: “Я замечаю, сознаю в своем теле…”. Внимательно внутренним взором “просматривает” все участки своего тела с ног до головы. В результате он обнаруживает различные “неровности” в ощущениях, напряженные или сильно расслабленные участки тела, странные и неясные чувства, Эти упражнения научают его быть внимательными к своему телу, к своим ощущениям, подготавливают к работе с глубокими переживаниями. Терапия сознаванием помогает обнаружить в теле “блоки” и “слепые пятна” (хронически подавляемые мышечные движения и ощущения). При направленном сознавании, т.е. сознавании “белых пятен”, и оперировании своим телом, клиент неизбежно восстанавливает подавленные ранее ощущения и возвращает себе чувственно-телесную ориентацию в окружающем. В результате этой работы он становится способным различать процессы, происходящие в его теле, и понимать, что реально чувствует и хочет в данный момент.
“Блок” — постоянная работа организма невротика, направленная на поддержание состояния неразличения происходящего в нем, на подавление процесса замечания возникающего возбуждения, Благодаря этой работе репрессированные чувства не осознаются. “Блоки” скрывают возбуждения и волнения, возникающие при формировании контакта. Здоровый контакт всегда сопровождается волнением и возрастанием энергии в организме. Невротический контакт сопровождается прерыванием возбуждения и проведения работы по неразличению этого прерывания. Таким образом, при невротическом контакте происходит автоматическое прерывание роста энергии и волнения. Направленное сознавание “блока” восстанавливает способность замечать процесс прерывания возрастания энергии и самого волнения — возрастание энергии. Сознавание оказывает непосредственное влияние на потребностную сферу личности, извлекая из-под сопротивлений и “блоков” чувственную информацию. Манипулируя ею, личность получает новый сенсорный опыт. Сличая этот опыт с прошлым в “незаконченной ситуации”, человек корректирует представления средней зоны. В психотерапевтической практике внешней зоной служит группа, внутренней — новый сенсорный опыт клиента, а средней зоной — представления – интроекты, определившие его опыт “незаконченной ситуации”. Для реализации нового сенсорного опыта, для отреагирования чувств клиент вынужден найти новый “алгоритм” или “закон” их проявления. Этот “закон” он может получить либо от группы, либо от терапевта, либо выработать совместно с группой и терапевтом. Отказ от насильственно навязанных интроектов, чужих представлений и выработка новых, адекватных ситуации, способствует реализации потребностей при ясной дифференцировке внутренней, внешней и средней зон. Осознание трех зон есть условие здорового “контакта-ухода” и развития личности через общение. В силу сказанного процесс сознавания есть целебный процесс, направленный на развитие и достижение личностью зрелости.

СЛИЯНИЕ (КОНФЛУЭНЦИЯ)

С позиций гештальтпсихологии процесс восприятия и сама личность организуются через “противоположности”. Однако эти “противоположности” не являются непримиримыми частями, а различиями, формирующими и завершающими гештальт. Перлз рассматривал личность как целостное образование, но состоящее из двух компонентов — “Я” и “ОНО”. Когда индивид действует по побуждениям из области “Я”, он способен дифференцировать себя от других. Он ощущает свою неповторимость, нетождественность с овальным миром, свою уникальность. Когда он действует из области “ОНО”, то оказывается тесно связанным со своим окружением. Граница “Я” в этом случае становится расплывчатой, и индивид испытывает чувство идентичности с внешним миром. Эти две области взаимно дополняют друг друга и отвечают за формирование и завершение гештальтов. Так, область “Я” способствует различению, выделению фигуры из фона, а область “ОНО” завершает гештальт и возвращает фигуру в фоновое окружение.

Здоровая личность идентифицирует себя с внешним миром благодаря области “ОНО”, а затем отстраняется от него, дифференцируется, благодаря “Я”, на новом энергетическом уровне. Невротическая личность не осознает своих частей, не дифференцирует их. Ее границы “Я”‘ размыты, а сама она находится в слиянии с внешним миром. Размывание границ “Я” ведет к нарушению контакта, к невозможности формировать фигуру и возвращать ее в фон. Состояние неразличения частей есть слияние. Другими словами, слияние есть неразличение границы между двумя явлениями: восприятием и воспринимаемым объектом, интенцией и реализацией, двумя людьми, т.е. нет сознавания различий между ними, инакости, отличающей их друг от друга. Подобное отсутствие чувствования границы, т.е. чувствования чего-то другого, что должно быть замечено, иного, что требует своего индивидуального подхода и оперирования, не позволяет в силу нарушения функционирования личности через противоположности, возникнуть и развиться системе “фигура/фон”. Контакт развивается по невротическому типу, при котором не происходит ни сознавания волнения, ни сознавания ощущения радости самого контакта, т.е. чувства, инициирующие контакт, находятся в репрессированном состоянии. Раз нет здорового контакта, следовательно, нет опыта, нет развития личности. В силу сказанного, идентификация временна и полезна, слияние, напротив, постоянно и патологично.
Патологическое слияние формируется в ходе развития личности в момент, когда человек с целью самосохранения уподобляется авторитетам и принимает что-либо на веру без собственного анализа. В условиях слияния значительное количество энергии человека уходит на уподобление значимому лицу, поэтому на формирование собственного “Я” ее практически не остается.

Идентифицируясь с “авторитетом”, ребенок принимает как должное что-либо, не подвергая анализу, ассимиляции, т.е. уподоблению через самоанализ. В силу этого он оказывается не в состоянии оперировать этим материалом, пересматривать его вновь в новых условиях, не может даже отказаться, так как фактически его еще не приобрел. Этим объясняется тог факт, что человек со сформированным слиянием вынужден “запрашивать” авторитеты о правильности своих действий и регулировать свое поведение в соответствии с их нормами. Любая попытка изменить образ жизни вызывает у него значительное сопротивление. Он зависит от авторитетов, не может опираться на собственные силы и потому не способен жить самостоятельно.

В случае прерывания слияния у подобной личности возникает чувство вины и тревожность. Это заставляет ее либо восстановить прерванное слияние, либо разорвать отношения полностью. Она оказывается совершенно неспособной проработать разногласия до полного согласия или до согласия на разногласия. Чтобы восстановить слияние, партнеры пытаются приспособить себя к другому или другого к себе. В первом случае партнер теряет свою индивидуальность, во втором — принуждает партнера, искажая его личность.

Напротив, находясь в здоровом контакте, люди уважают мнение другого, свой и чужой вкус, несут ответственность каждый за себя и оживляются по поводу возникающих разногласий. Здоровый организм через противоречия и противоположности обогащается и развивается. Контакт ведет к волнению, возбуждению, переходу на другой уровень общения, к развитию отношений и росту каждой личности. Разнообразные возбуждения, связанные с волнениями, удовольствиями или агрессией и болью, пробуждают энергию организма к дальнейшему контактированию и приспособлению к окружающему миру. В этих чувствах организм расширяет свои границы и развивается.

download pdf
Uz augšu