Parakstīties jaunumiem pa e-pastu!
Piekrītu tam, ka mani personīgie dati tiks ievākti, apstrādāti un glābāti www.gestalt.lv mājaslapas sistēmā.

''Tam, kurš cīnās ar briesmoņiem ir jāuzmanās, lai pats nekļūst par briesmoni. Un ja tu ilgi skaties atvarā, atvars skatās tevī.'' Frīdrihs Nīče



Русский Гештальт

Hlomovs Daniils

Уважаемые коллеги!

Я хотел бы начать свое сообщение с короткого описания современной ситуации в России с психотерапией. 70 лет внедрения материализма не прошло впустую, и сейчас, если мы спрашиваем людей не из высших слоев общества о том, есть ли у них психика, то, скорее всего, получим резко отрицательныйответ. Важно отметить, что и современные изменения в нашей стране также направлены в сторону уничтожения мифа о душе.

В 983 году в России князь Владимир выбиралверу. К Великому князю приходили проповедники новых вер. Первыми явились послы восточной Болгарии, мусульмане.Описание магометова Рая, населенного прекрасными гуриями, понравилось сластолюбивому князю, но обрезание казалось ему мерзостью, а запрещение пить крепкие напитки- несовместимым с обычаями Руси. После немецкие паписты говорили о величии невидимого Бога и о ничтожности идолов, но князь знал папскую политику того времении отвечал им: “Идите обратно, отцы наши не принимали веры от папы”. Выслушав проповедь иудеев, Владимир спросил: “А где ваше отечество?”. “В Иерусалиме, -отвечали, они, – но Бог разгневался на отцов нашихи расточил их по чужим странам”. “И вы, отвергнутые Богом, – сказалим Владимир,- еще приходите учить других? Или хотите, чтобы и мы лишились своего отечества?”. Наконец, был выслушан философ, инок греческий. Показав несправедливость других вер, он представил историю Ветхого и Нового завета, и в заключение развернул картину страшного суда. “Добро стоящим одесную, – и горе грешным на левой стороне”. Правда, потом этот успех греческого философа привел к тому, что Владимир решил завоевать себе понравившуюся веру, что и сделал военным способом. Просто принять чужую веру он счел для себя позорным.

Сейчас положениево многом стало хуже: царя нет, и поэтому нет высшей инстанции, которая бы сказала: “Отлично, действительно, из всех видов психотерапии для нас наиболее всего подходит Гештальт».

Правда, с другой стороны, и остальные направления психотерапии тоже не могут выиграть в сравнении с Гештальт терапией. В приведенном эпизоде отмечена еще одна важная особенность – невозможность принять новую веру нормальным, учебным путем, необходимость “завоевания* нового только через свой, очень особенный жизненный опыт. Поэтому и Гештальт терапия в России не внедрилась автоматически. В течение последних пяти лет наша ассоциация психологов организовывала значительное количество воркшопов разных специалистов из разных стран с тем, чтобы каждый человек, занимающийся психотерапией, мог выбрать для себя те системы, в которых психотерапевтическая работа для него проходила бы наиболее естественным способом. И в течение последующих лет у нас были организованы – сначала продолжавшаяся учебная группа по интегративной гештальттерапии, которую проводили у нас Сигрид Папе и Вилфрид Шлей из Института Фрица Перлза в Гамбурге, и затем – продолжающаяся группа по психодраме, организованная Шведской академией психодрамы. Продолжающееся обучение в области психоанализа и психосинтеза пока еще только организуются. В настоящий момент мы пытаемся убедить наших пациентов и парапрофессионалов в том, что для реальной психологической работы в современной России именно Гештальт терапия предоставляет наибольшие возможности. И действительно, все основания для такого заключения есть. Об этом говорит вся история развития психотерапии в России, и того культурного фона, на котором это происходило.

В середине прошлого года один ив известных психоаналитиков объяснил свой приезд в Россию и активность Американской академии психотерапии тем, что в России живет 260 миллионов людей, а психотерапевтов очень мало. Один из моих коллег сказал ему в ответ, что, видимо, американской академии стоило двинуться дальше на Восток – в Китае ведь людей живет существенно больше, а психотерапевтов еще меньше. К чему ближе Россия – к Западу или к Востоку? Психотерапия связана сейчас с западным стилем жизни, который все больше проникает к нам, но, проникая, он видоизменяется, причем самым причудливым образом. И психотерапия пока еще не стала необходимым атрибутом этого стиля жизни.

В чем же преимущество гештальттерапии в сравнении с другими психотерапевтическими направлениями в России? Наиболее длительную историю в России имеет, конечно же, психоанализ. Русское психоаналитическое общество было организовано одним из первых зарубежных психоаналитических обществ. До последнего времени книги по психоанализу, изданные в библиотечке профессора Ермакова в начале веке, были основными источниками информации для студентов. Причем студентам разрешалось использовать эти источники только для того, чтобы показать несостоятельность психоанализа. Первое издание Фрейда после исчезнувшего в годы сталинского периода Ермакова было в 1987 году. После этого Фрейда можно было обнаружить на каждом книжном лотке, наряду с детективами и пособиями для разнообразия сексуальной жизни. Теперь большое количество людей могут превратиться в наиболее “диких” психоаналитиков, вооруженных своеобразно понятыми классическими представлениями начала века, причем не имеющих реального представления о практической психоаналитической работе. Руководитель секции психоанализа Ассоциации психологов-практиков недавно ездил посмотреть на деятельность одного из вновь организованных психоаналитических сообществ. По его рассказам, их деятельность выглядела таким образом, что группа “психоаналитиков” выслушивала пациента, а затем устраивала общее обсуждение и требовала от пациента что-то немедленно изменить в себе. Таким образом, с одной стороны, психоанализ может быть очень сильно дискредитирован такими процедурами (причем очень часто психиатры, отбираемые в наших медицинских институтах из наиболее неуспевающих студентов, считают, что наличие медицинского диплома вообще является достаточным основанием для занятий психоанализом).

Психоанализ подразумевает достаточно размеренную жизнь в достаточно стабильной обстановке. Это именно то, что в настоящее время в России практически невозможно. А, следовательно, и выдержать нормальную по длительности и регулярности психоаналитическую процедуру невозможно. С другой стороны, представить себе психоаналитика, нормально работающего в таком вероятностном мире, где нельзя бить уверенным ни в чем, тоже довольно сложно. Большая свобода в действиях психотерапевта и большая спонтанность гештальттерапии выгодно проявляется в сравнении с психоанализом в этих условиях.

Психодрама вообще не выходит в реальную психотерапевтическую жизнь в России самостоятельно. Психодрама воспринимается в настоящее время как метод, а не как психотерапевтическая философия, и именно как техника она очень широко используется при обучении психологов, однако, предлагать реальному пациенту работать только психодрамой, пожалуй, не рискнет никто. Даже лингвистически в русском языке психодрама несет в себе 2 негативных понятия; «псих» – психически больной, и «драма» – театральная, искусственно придуманная ситуация. И, наконец, психодрама проигрывает гештальттерапии не только в философском основании, но и в универсальности: диапазон применения этого метода значительно уже, особенно в такой культуре, как российская.

Довольно неожиданным и бурным было в России проявление НЛП. Тем не менее, то, что очень быстро предлагалось освоить, так же быстро разочаровывало. В целом, НЛП осталось разновидностью какой-то странной интеллектуальной игры. Хотя такой город, как Новосибирск, стал своеобразной столицей НЛП.

Психосинтез – сейчас весьма эффективно поддерживается со стороны специалистов ив США. Проблемой при этом остается довольно искусственная связь, или даже несвязанность стоящей за этим Философии с национальным самосознанием.

Гештальттерапия имеет ряд очевидных преимуществ для распространения в России. Наряду с перечисленными выше спонтанностью и большой свободой действий психотерапевта, очень важным является положение о переживании реальности здесь и теперь, в особенности для страны с официальной философией, каждый человек в которой живет лишь для того, чтобы приблизиться к нормальной жизни. Ассимиляция культурных позиций восточной философии также очень ценна для страны, сотканной из Востока и Запада. Национальные особенности связаны с традициями семейственности, недаром в России при вежливом обращении принято указывать имя отца. Еще одной важной особенностью самосознания в России является отсутствие у большинства людей четкого представления о своей собственности, тесно связанное с совершенно размытыми границами своего Я. И это Я только волевым актом могло становиться очень агрессивным, подчиняя все вокруг, включая всю страну, в свою собственность, или умирать от страха, собираясь в точку и не видя вокруг ничего точно своего. Ведь даже и сегодня в конституции России нет нормального определения частной собственности. А кому принадлежит время у человека в стране, где нет ничего точного и где, например, заправочная станция это не то место, где есть бензин, а лишь где он может оказаться с большей вероятностью, чем в других местах. Кроме того, еще и сейчас государство может взять какое-то время у любого мужчины, неожиданно направив его на армейскую переподготовку. Правда, сейчас вы можете игнорировать любые требования со стороны государства, и это также не приводит ни к каким последствиям, даже если это касается оплаты квартиры или электроэнергии. Все социальное стало мягким и неотчетливым, и в этой ситуации Я дезориентировано. Это касается всех слоев общества, даже при работе с руководителями крупных компаний вопрос о том, кто же этот человек для себя, постоянно вылезает из-под ковра.

А как быть с интроектамм, которые были необходимы большинству людей в прошлой жизни, а в настоящее время нетождественность их является очевидной для их носителей. И само государство, составленное из людей, проглотивших соблазнительную идею о земном коммунистическом рае, спешно пытающееся проглотить новую идею о справедливом рае капиталистическом, ведет себя как невротик, пытающийся спешно заменить одну легенду другой. Лишь бы опять не жить в настоящем.

А то ощущение “Мы”, с которым сейчас пытается справиться автор этого текста. Мы были приучены к чувству “Мы”, это было необходимо, чтобы чувствовать себя комфортабельно, мы привыкли, что за это надо платить своим прайвити, но после этой оплаты нам было очень хорошо, и мы всегда могли подтвердить свою тождественность от других частей “мы”. Да что говорить о грустном: искаженному Я в искаженном мире может быть даже очень уютно. Да и потом вопрос о том, что искажено, а что нет, вряд ли может быть вообще разрешен, и уж во всяком случав, не методом демократического голосования.

Еще одной важной чертой самосознания в России является антипсихиатричность. Ведь с точки зрения, материализованной в России, Бог так же безумен, как и дьявол. В древней Руси, начиная с 10 века, наряду со святыми мучениками и праведниками, в число святых входят юродивые. Первый из них, Святой Блаженный Андрей, был причислен к святым еще в первой половине 10 века. И действительно, разве может логика Бога быть такой, как логика человека? Значит, со стороны его действия и поведение, если они направляются Богом, выглядят безумными. Но и дьявольская логика столь же безумна, поэтому только если безумие благое, это от Бога. Поэтому и являются синонимами блаженный и юродивый. Так же и психотерапевт, если мы снимем тот момент, когда работа является наиболее эффективной, тоже произведет впечатление сумасшедшего. И только этот путь может привести пациента к инсайту. В течение многих лет ходит он, привязанный на цепь собственной логики, и это не дает ему возможности двинуться вперед.

Шаг за шагом психотерапевт ведет пациента к безумию, к короткому замыканию, после которого оказывается, что между двумя точками есть более короткое расстояние, чем прямая. И именно гештальт-терапия предоставляет все необходимое для этого безумия.

В России юродивые были именно теми людьми, которые работали с группами и с людьми психотерапевтически. Например, новгородские юродивые конца 14 века Николай и Федор практически удерживали от конфликта Софийскую сторону города и Торговую сторону города тем, что они показывали непримиримую вражду друг с другом, и гнали друг друга со своей стороны, например, швыряя кочаны капусты. Только юродивые могли себе позволить говорить правду, и это иногда меняло весь ход исторических событий. Так, в 1570 году, царь Иван Грозный отправился карать город Псков за какую-то мнимую измену, а встреча с юродивым Николой изменила его замысел, и он спешно уехал из Пскова. Он предложил Ивану Грозному кусок сырого мяса и приговаривал: “Покушай, покушай Иванушка”, “Я христианин и не ем мяса в пост” – ответил царь. “Мяса не ешь, а людей губишь и кровь христианскую пьешь, и Суда Божьего не боишься!” – ответил Никола. Сильно разгневался царь, и тогда, сменив тон и заглянув царю в глаза, строго сказал юродивый: “Не тронь нас, прохожий человек, ступай скорее прочь. Если еще помедлишь – не на чем будет бежать отсюда”. Видимо, эта же логика сработала и в существенно более позднее время, когда Бехтерев диагностировал у Сталина паранойю. После этого Бехтерев был убит, а диагноз Паранойя исчез из советской классификации психических заболеваний. (Кстати, до сих пор этого диагноза в нашей стране так и нет.) Правда, после этого психиатров почти не трогали в годы сталинских репрессий и никакие меры по стерилизации психически больных, предлагавшиеся после революции, не были реализованы.

В настоящее время отношение к тому, что люди оценивают как сумасшествие, такое же, как и в прошлом. К человеку, которого считают сумасшедшим, относятся с настороженностью, но без ненависти. Ведь его сумасшествие может быть очень важным, быть вестью свыше. А психиатр оказывается негативной Фигурой, необходимой, но негативной. Необходимой потому, что требуется защитить нас от проявлений дьявольского безумия. И нехорошей, потому что он смеет ограничивать свободу Бога в его естественном, безумном проявлении. Поэтому к психиатру обращаются только в крайнем случае, как правило, когда другого пути просто не остается. Но общая антипсихиатричность русской души связана еще и с ненормально большим диапазоном возможного поведения, и с общей ненормальностью нашей жизни. Открытое проявление антипсихиатрии было просто ни к чему при таком общественном мнении.
Подводя некоторый итог своему довольно разноплановому сообщению, хочу отметить необходимость психотерапевтической работы на стыке Русской национальной культуры и значительно более нормального европейского сознания. По нашим наблюдениям, процесс адаптации людей, воспитанных в Европе, к условиям России – достаточно сложное и болезненное занятие. Попытки же внедрить в России европейский порядок приводят к таким казусам, как с нашими железными дорогами. В пору, когда проектировалась и строилась железная дорога при Николае первом, эта работа была поручена одному иностранному инженеру. Этот инженер представил императору проект железной дороги, в котором, в числе многих параметров, о которых спрашивалось соизволение, была указана ширина колеи европейских дорог, и добавлено, что в силу огромных размеров России колею можно сделать значительно больше. На это император заметил разговорным ругательным выражением, что это ни к чему. Но дословный перевод этого выражения: больше на длину пениса. Инженер, считавший, что слово Императора закон, решил подать пример исполнительности, и с тех пор действительно все железные дороги в России больше Европейских на 12 сантиметров.

По материалам http://gestalt.ru/

download pdf
Uz augšu