Parakstīties jaunumiem pa e-pastu!
Piekrītu tam, ka mani personīgie dati tiks ievākti, apstrādāti un glābāti www.gestalt.lv mājaslapas sistēmā.

''Vairums cilvēku mirst pirms viņi ir pilnībā piedzimuši. Kreativitāte ir piedzimt pirms nāves.'' Ēriks Fromms



Техники работы со снами в гештальте

Петрова Елена

– Правда ли то, что я вижу во сне?
– Конечно, всегда правда! Только надо ее правильно понять…

Согласно современным научным представлениям функция сна как физиологического процесса и функция сновидения (особого вида активности психики человека) играют разные роли для человека. И, конечно, особое место занимают сами “сны” как результат активности, как произведения креативного внутреннего “сновидца”, увиденные субъектом.

Сновидение человек смотрит как “произведение искусства”. Смотрит как нечто удивительное, ему самому не принадлежащее.

Если посмотреть на проблему схематично, то процессы сна в физиологическом плане – сложные механизмы, нацеленные на восстановление физиологического функционирования организма. Процесс сновидения (видения снов), который чаще всего (но не всегда!) человек организовывает себе во время физиологического сна, является важной частью самоорганизации психики. Сон как специфическая форма активности человека в физическом плане служит условием для того, чтобы могли развиться сновидения. Но сновидения при особых условиях могут быть просмотрены и при относительно “бодрствующем” состоянии. Сновидения, которые мы иногда можем подсмотреть ( картинки, которые мы видим) – это секрет внутренней коммуникации психики. Мы можем подсмотреть сновидение, иногда удается запомнить его. Или можем забыть его. Все равно, оно выполняет свою определенную работу. Современные исследования, прежде всего французских психофизиологов, дают представление о том, что сновидения нужны как специфический механизм самонастройки психики. То, что сновидения оформлены подобно кинофильму, подобно произведению искусства, то, что картинки сновидений передают эпизоды, похожие на реальность, видимо, отражение механизмов работы психики. Возможно, в будущем можно будет по семантическому анализу эпизодов снов реконструировать механизмы обработки информации. Можно сказать, что сновидение – специфический процесс перекодировки информации, получаемой субъектом из внутреннего и из внешнего мира. Сновидения отражают сложный процесс самоорганизации психики, который в целом остается недоступным познанию. Но пока более привлекательна психотерапевтическая работа с воспоминаниями о снах или с фантазиями, похожими на сны. В психологическом эксперименте возможно обращение к образным аспектам сновидения.

Работа со сновидением может быть построена подобно психотерапевтическому исследованию реакции человека на произведения искусства. Только есть существенное отличие. Это “произведение” создано человеком самостоятельно. Поэтому реакции, связанные с этим произведением, более интимны.

Многие психотерапевтические школы обсуждают работу со сновидениями. Авторитет Фрейда в области психоанализа сновидений общепризнан. Исследования образов сновидений, сделанные 100 лет назад, являются классикой. “Сон – королевская дорога в бессознательное”. Дальнейшее развитие изучения сновидений в 20 веке шло по пути интерпретации отдельных образов ( составление словаря сновидений) или по пути экспериментирования. Составление словарей, при всей привлекательности темы (например, использование архетипов) представляется ограниченным. Чем-то этот путь похож на бабушкины “сонники”. Но тренировку креативности, фантазии и наблюдательности, в связи с интерпретациями сновидений, трудно переоценить.

Гештальтподход предлагает экспериментальный путь работы с образами, которые субъект запомнил из своего сновидения. В этом случае нет необходимости запоминать интерпретации сюжетов. Зато терапевту и клиенту стоит быть чувствительным к нюансам эмоциональных и соматических реакций, отзывающихся на отдельные образы сновидения.

Гештальтподход о работе со снами

Фриц Перлз предложил для экспериментирования со сновидениями технику “идентификация с образом сна”. Человеку, который работает со своим сном, предлагается “играть роль” персонажа из сна, двигаться и говорить от его имени. Естественно, что экспериментируя с “материалом сновидения” в бодрствующем состоянии, человек некотором образом увеличивает “объем осознавания” в области, до того более доступной только бессознательному.

Эта идея базируется на некоторых общих представлениях о природе сновидения и связях между “верхом” и “низом”. Эта техника, и некоторые теоретические представления, обосновывающие эту технику, являются общим для разных направлений современной психотерапии. Их можно узнать, кроме Гештальта, в Аналитической психологии Юнга, в психодрамы , в психосинтезе и не только.

В гештальт-подходе (вслед за Юнгианским подходом) принято, что каждый образ сновидения представляет собой проекцию. Причем это касается всех “объектов” в сновидении, которые упомянуты как “существительные”. Все предметы, явления или живые фигуры, или стихийные явления, или фрагменты пейзажа, которые упоминает человек, который рассказывает сон – это овеществленные, оформленные в часто фантастическую форму проекции. Это может быть проекция эмоции, или личностной роли, или состояния.

Точно так же и система отношений между элементами сна отражает (проецирует) некоторую систему отношений в пространстве психического и социального мира клиента. Если развить эту идею, то следует так же учитывать и возможность проецирования отношений буквально “соматического” плана, то есть конфликта между органами организма (сердце и печень, например). Поэтому основные техники работы со снами направлены на то, чтобы помочь сновидцу осознавать проекцию.

Техника работы со сном как с проекцией

Для того, чтобы усилить реакцию, клиента просят рассказать сон “от первого лица”, как если бы он переживал его заново. Рассказывая сон таким образом, человек погружается в особое состояние. Частично это состояние похоже на погружение в иную реальность, в “трансовое” состояние. Клиент погружается в состояние, предположительно подобное тому, которое было при “просматривании сновидения”. Но сейчас клиент бодрствует, и может осознавать свои чувства и реакции. Клиент сознает, что этот рассказ отчасти фантазия о сне, который был увиден когда-то. только подобие сна. Иногда рассказчик достраивает, фантазирует недостающие детали. Задача клиента – усилить и исследовать свои реакции. Воспользоваться материалом сновидения для того, чтобы осознать себя самого.

Терапевт может способствовать фокусировке клиента. Общее направление работы терапевта в такой технике должно быть характеризовано как директивное. Клиент погружен внутрь своей феноменологии, ему трудно обсуждать значения отдельных образов. Он погружен в переживание собственных образов. Терапевт может привлекать внимание клиента к отдельным деталям переживания, помогая фокусировке. Терапевту в то же время приходится быть сторонним наблюдателем, чаще всего терапевту не рекомендуется активно включиться, например, в диалог с одной из фигур сна. Терапевт как будто находится снаружи фантастического действа, разыгрываемого клиентом. И своим присутствием дает клиенту достаточно отваги для того, чтобы клиент мог встретиться с разнообразными переживаниями сна. Терапевт сохраняет любопытство и нейтралитет по отношению к любым фигурам сновидения.

Терапевт записывает сон дословно. После того запись сна позволяет последовательно переходить от фигуры к фигуре, создавая эпизоды погружения в чувства. В такой работе не меняется сюжет сна, но дается повод для углубления чувства. Основная техника – идентификация с проекцией из сна (с фигурами из сна). При идентификации клиент движется, как персонаж сна (человек, предмет, стихия), говорит с характерной интонацией, стремится выразить себя через спонтанный поток слов и выразительных движений. В этом эксперименте критика со стороны клиента по отношению к собственным действиям должна быть минимальной. Он может говорить полную чепуху. Усиление чувства, усиление телесного компонента переживания и движение, поиск характерного жеста, характерной интонации. Терапевт часто просит клиента произнести монолог от имени этого “персонажа”. Терапевт следит за тем, чтобы возможность “выразить себя” получили самые разнообразные фигуры из сна. Часто самый незаметный в рассказе предмет дает повод к серьезному раскрытию чувства. Например, если клиент видит сон, в котором он входит в пустую комнату, где есть диван, можно предложить идентифицироваться с диваном, с полом комнаты, с дверью (если она была), со стенами и так далее.

Предпочтение стоит отдавать тем проекциям, при назывании которых больше энергии. То есть сильнее проявлены чувства и невербальные компоненты.

Для усиления фокусировки при работе с проекциями терапевт может попросить клиента нарисовать иллюстрации к эпизодам сновидения, или разыграть сновидение, используя предметы в комнате, например подушки. Если работа проходит в групповом контексте, терапевт может предложить построит композицию сновидения в физическом пространстве, используя участников группы для обозначения фигур сновидения. Это может быть очень зрелищное и креативное действие.

[…]

download pdf
Uz augšu